В шестой раз подряд (!) следственный судья удовлетворил жалобу адвоката В. Поляновского и отменил очередное постановление очередного прокурора о закрытии уголовного производства в отношении К. на ненадлежащем основании. Следом за четырьмя постановлениями Генеральной прокуратуры Украины 11 января было отменено уже второе постановление Прокуратуры АРК и г. Севастополя.

Сколько обязующих определений следственных судей необходимо иметь прокурорам, чтобы они наконец начали соблюдать закон и принимать правомерные решения, основанные на здравом смысле? 10, 20, 50?.. Процессуальный закон по этому поводу не содержит четких положений. Также он не предусматривает никакой ответственности для недобросовестных прокуроров.

Безнаказанность порождает цинизм и вседозволенность. Пример К. это в очередной раз ярко демонстрирует.

Напомню, прокуроры Генеральной прокуратуры Украины Е.О. Красножон и У.С. Асанов четырежды закрывали уголовное производство в отношении К. на основании п. 3 ч. 1 ст. 284 УПК Украины, которое не подтверждается материалами производства. Все четыре постановления были последовательно отменены следственными судьями Печерского районного суда г. Киева с соответствующей мотивировкой. После передачи дела под процессуальное руководство Прокуратуры АРК такая же судьба постигла и постановление прокурора О.В. Жакомина (пятое по хронологии).

11 января текущего года следственный судья Херсонского городского суда Херсонской области своим определением отменил уже шестое такое постановление – теперь с подписью прокурора Прокуратуры АРК и г. Севастополя С.Ю. Ярыш. Прокурор решила отойти от шаблона своих предшественников и в качестве правового основания своего решения сослалась на п. 10 ч. 1 ст. 284 УПК Украины, который, однако, к этой категории производств вообще не может применяться. Единственным обоснованным основанием в этом деле может быть лишь п. 1 ч. 1 ст. 284 УПК (в связи с отсутствием события преступления), на чем К. настаивает уже более 5 лет.

К сожалению, с высокой вероятностью можно спрогнозировать следующий, уже седьмой раунд судебного противостояния К. с прокуратурой в борьбе за элементарную справедливость. И конца этому не предвидится. Так будет продолжаться до тех пор, пока не только на законодательном, но и на исполнительном уровнях содержание словосочетания «реформа прокуратуры» не будет ограничиваться пустой имитацией и заменой вывесок, а будет иметь максимально жесткое, реальное практическое воплощение.